АСТАНА

переулок 222, ЖК "BI TOWN, дом 9

Тел. +7 775 608 47 24

АЛМАТЫ

ул. Мустафина, 87/1 (напротив ЖК "Хан Тенгри")

Тел: +7 (7272)99 89 50

+7 701 383 47 66

АКТАУ

14 мкр, 24 дом, 1 этаж

Тел: +7(7292)31 42 04

+7 701 816 63 64

________________________

28а мкр. (бывший БТА банк)

Тел: 33-72-67

+7 747 561 21 56

Мудрость дня

Чтобы узнать цену года, спроси студента, который провалился на экзамене. Чтобы узнать цену месяца, спроси мать, родившую преждевременно. Чтобы узнать цену недели, спроси редактора еженедельника. Чтобы узнать цену часа, спроси влюблённого, ждущего свою возлюбленную. Чтобы узнать цену минуты, спроси опоздавшего на поезд. Чтобы узнать цену секунды, спроси того, кто потерял близкого человека в автокатастрофе. Чтобы узнать цену одной тысячной секунды, спроси серебряного медалиста Олимпийских игр. Стрелки часов не остановят свой бег. Поэтому дорожите каждым моментом Вашей жизни. И цените сегодняшний день, как величайший дар, который вам дан.

— Бернар Вербер

We are in Instagram

No images found!
Try some other hashtag or username

О потребности ребенка чувствовать связь с окружающими

familyДетям необходимо чувствовать себя «в команде». Им нужно, чтобы о них не забывали и позволяли участвовать в происходящих событиях. Между тем вспомните, сколько раз вы слышали и произносили реплики: «Нет, не сейчас. Подрасти сначала», «Ты еще маленький, тебе еще рано».

Если люди занимаются каким-то делом сообща, они острее чувствуют существующую между ними связь. Работа по дому или совместный досуг дают нам возможность стать ближе друг другу, чему-то научиться и помочь другим. Если ребенок чувствует крепкую связь со своими близкими, он сможет успешно противостоять негативным воздействиям извне. Также повышается и вероятность того, что он захочет быть похожим на кого-то из домашних.

Конечно, вовлечь детей во все дела невозможно. Но нужно стараться делать это как можно чаще. Если же привлечь ребенка к тому делу, в котором он хочет участвовать, невозможно, объясните ему причины – это тоже бывает весьма полезно.

Активное времяпровождение

Детство – это период любопытства и экспериментов. Семейные мероприятия помогут ребенку испытать что-то новое, расширят круг его интересов и сблизят с родными. Таких мероприятий, в которых можно участвовать всей семьей, великое множество.

Работа

«Приобщайте» ребенка к вашему бизнесу – все от этого только выиграют. Рассказывайте малышу, где и кем вы работаете, как относитесь к своей должности и к сотрудникам. Постарайтесь как можно доходчивее растолковать детям эту сторону вашей жизни. Если можно, покажите им ваше рабочее место, познакомьте с коллегами, проведите экскурсию по офису. Пусть ребенок задает вам вопросы, а потом поделится своими впечатлениями – расскажет, что его поразило, чему он сумел научиться. Если вы работаете дома или организовали собственный бизнес, познакомьте ребенка с клиентами или партнерами. Можете даже попросить малыша как-то вам помочь.

Работа – важная часть вашей жизни, и если вы приобщите к ней ребенка, он сблизится с вами еще больше. Он узнает вас с совершенно новой, неизвестной ему стороны. И когда с супругом или супругой вы будете говорить о работе, он, возможно, заинтересуется разговором и даже запомнит, как еще можно преодолевать трудности.

Решения

Семья – это сообщество, благополучие которого зависит от тех решений, которые принимают его участники, а также от уровня взаимодействия этих участников, их чувства общности, взаимного уважения. Лучше всего люди уживаются, учатся и развиваются в том окружении, на которое они сами могут воздействовать и где их слова и поступки что-то значат. К детям сказанное относится не в меньшей мере.

Конечно, в семейном сообществе роль лидеров принадлежит родителям. Но будет, безусловно, полезно расширять круг детских обязанностей и поручать ребенку делать что-то новое – в той мере, в которой ребенок участвует в принятии решений.

При каждом удобном случае необходимо интересоваться мнением детей, предоставлять им право выбора и на доступном уровне (который зависит от возраста и уровня зрелости ребенка) разъяснять, почему вы решили поступить именно так, а не иначе. Именно так дети учатся принимать решения и обретают уверенность в себе. Возможностей принимать совместные решения очень много – они случаются каждый день.

Обсуждения

Дети часто «выпадают» из разговора и не участвуют в обсуждениях, так как родители порой беседуют о сугубо «взрослых» проблемах. Но нередко случается и так, что мы изолируем детей искусственно.

Нужно чаще вовлекать детей в те беседы, когда взрослые делятся своими мыслями и чувствами о происходящих в семье событиях. Это означает, что не нужно слишком уж отгораживать ребятишек от семейных трудностей, от тех вопросов, которые необходимо решить. Мы слишком часто недооцениваем способности наших детей к пониманию житейских проблем.

Ситуация. Родительские секреты

Двенадцатилетний мальчик так описывает свою изоляцию: «Однажды ночью я услышал, как отец и мать бранятся. Утром я спросил у мамы, что случилось, и она ответила: «Наши с отцом отношения тебя не касаются». Я был раздавлен в лепешку».

Реакция — боль

Грубость, с которой мать защищала свое право на личные секреты, — опасна и не нужна. Любопытство ребенка было пресечено в зародыше — родительница даже не удосужилась разобраться в его тревогах. Возможно, мать отреагировала так, потому что в ее душе еще кипел гнев, вызванный ночной перепалкой; возможно, ее мучило чувство вины или страх — а вдруг сын узнает о ее проблемах?

Реакция — помощь

Можно было спокойно сказать, что не стоит волноваться, или предложить перенести разговор на другое время. Мать могла поинтересоваться, чем вызван вопрос сына, а уже потом ответить — вежливо и ободряюще. Возможно, тогда она захотела бы в общих чертах рассказать, чем был вызван вчерашний спор.

Примечания

– Родители имеют право на личную жизнь, но если о своих правах они будут заявлять столь презрительным тоном, малыша это будет очень сильно задевать.

– Родителям следует признавать за ребенком право интересоваться всем тем, что касается его отца и матери, а заодно и право за них волноваться.

— Чаще делитесь с детьми вашими переживаниями и проблемами — дети, как это ни странно, станут меньше о вас беспокоиться, почувствуют себя более уверенно, лучше ощутят свою связь с семьей.

– Внимательно выслушивайте детей и рассказывайте им о себе, о своих поступках — это увеличит вероятность того, что и ваши дети станут поступать так же.

Семейные советы

Прежде всего, нам нужно осознать: детям крайне необходимо иметь возможность рассказывать о своих чувствах, тревогах, сомнениях и затруднениях — причем делать это лучше в теплой, располагающей обстановке. Кроме всего прочего, подобные беседы помогут ребенку освоить азы конструктивной критики — дети не только научатся извлекать из критики пользу, но и привыкнут облекать собственные критические замечания в надлежащую форму, с тем чтобы окружающие к ним прислушивались. Очень здорово, если ребенок будет стремиться повысить уровень взаимопонимания и активизировать общение в семье.

В некоторых семьях заведены семейные советы, на которых каждый член семьи может рассказать о том, что его волнует. На подобных встречах вполне может установиться доверительная обстановка и дети с большей охотой станут делиться своими страхами, тревогами, задавать вопросы о школе, взрослении, здоровье, сексе — о том, о чем они обычно спрашивать не решаются.

Семейные советы также помогут открыться родителям, при обсуждении вместе с детьми общих проблем. Дети же полнее почувствуют себя частью семьи и научатся воспринимать родителей как «живых людей».

Ситуация. Неудачная попытка установить контакт

Родители жалуются своим друзьям, что им трудно установить контакт с сыновьями (одному мальчику девять лет, другому — двенадцать). Мать пересказывает типичный разговор с сыном, вернувшимся из школы:

– Как дела в школе?
– Нормально.
– А чем ты там занимался?
– Ничем.
– Тебе понравились уроки?
— Нет.
– Почему же?
– Скукотища!

Реакция — боль

Время разговора выбрано не совсем удачно. Мальчик хочет поскорей переодеться и пойти на улицу к друзьям. Сама обстановка не способствует доверительному разговору. Это скорее интервью, допрос, но не беседа. Вопросы  скучные, однообразные; родители (в данном случае – мать) задают их автоматически, между делом. Все это чем-то напоминает тот самый формальный ритуал, совершаемый иногда супругами, чьи чувства давно остыли.

Реакция — помощь

Разговоров «на ходу» лучше избегать. И вообще, не нужно начинать беседу, если вы видите, что мысли ребенка чем-то заняты. Выберите для разговора более подходящее время — и вы достигнете желаемого. Полезно начать беседу с интересной ребенку темы (например, можно обсудить новый кинофильм, или какое-то яркое событие из семейной жизни, или недавние новости, которые еще свежи в памяти).

Примечания

– Избегайте скучных, поверхностных, формальных разговоров (надо уметь отличать такие разговоры от интересных!). Беседуйте о том, что действительно интересно вам и вашему ребенку.

– Время для разговора лучше планировать заранее (обед, послеобеденное время и т. п.).

– Обговаривайте с детьми те события вашей жизни, которые могут быть им любопытны, интересуйтесь их жизнью — все это оживит ваш разговор.

Источник: Из книги Джералда Ньюмарка

С праздником Наурыз!

наурыз

Важность всестороннего развития человека

3Роксана Николаевна Сац, член-корреспондент Академии Творчества, заслуженный учитель России, член художественной коллегии Детского музыкального театра им. Наталии Сац, вице-президент Фонда им. Наталии Сац.

С Вашей точки зрения, нужно ли детям, которые не станут профессиональными артистами, заниматься музыкой, театром?

Вы знаете, есть такая старая истина, что надо сделать для того, чтобы сосна потеряла все свое обаяние, способность выделять неповторимый аромат, способность радовать нас шелестом ветвей, способность дарить нам свежесть дыхания? Для этого надо превратить ее в фонарный столб. Очень хорошо, когда человек занимается бизнесом, это полезно, особенно, если это честный бизнес. Очень хорошо, когда он хороший инженер, особенно, если он созидает что-то такое, что радует и других, но способность радовать других возникает в детстве. И когда она нерасторжима с тобой, то это уже выражается в потребности. И возможность сделать что-то такое, что не напоминает фонарный столб. Хотя сам по себе фонарный столб – вещь полезная, однако сугубо ограниченная. Так вот в любой профессии – если человек в детстве чем-то окрылен, чем-то одарен, если в нем возникла способность к творчеству, и внимание и желание выкристаллизовать это во что-то, что способно удивлять, радовать других, он в любой профессии это пронесет, сохранит. Каждый человек по-своему полезен, нужен, но быть неповторимым, уметь радовать других, создавать те идеи, которые ведут нас вперед – это неразрывно связано с творчеством, с увлеченностью, с детством. И когда мы детей этого лишаем с самого раннего детства, когда мы заранее программируем только одно – будь успешным, будь самодостаточным, это приводит к духовной обедненности, ущербности, а ведь дети изначально способны гораздо на большее, чем это иногда нам кажется. В нашем театре есть старинная опера «Игра о душе и теле». Приступая к постановке мы боялись, что ребята не смогут в полной степени воспринять такое сложное философское произведение. Оказывается нет, они очень интересно мыслят, они не хотят жить только во имя удовлетворения тела. Лишенный души, лишенный возвышенных стремлений, человек, даже если он может жить в роскошном особняке и ездить в разные страны, все-таки неполноценный человек. К сожалению мы уже во многом преуспели в том, чтобы уйти от культуры, чтобы постараться вытравить из себя все, кроме того, что делает нас фонарными столбами, но все же сегодня к счастью даже самые самодостаточные  и вполне успешные люди вдруг начинают ощущать свою ущербность, которая не сравниться ни с какой другой ущербностью. Человек, лишенный духовного начала, более нищий, чем те, кто стоит на паперти. Понятия «богатство» и «нищета» равнозначны если нет духовности, увлеченности, осознания, во имя чего ты живешь и что ты несешь, -таких людей можно только пожалеть.

Доктор психологических наук Александр Александрович Мелик-Пашаев высказал в статье «от Арттерапии к Артпрофилактике» идею о том, что занятия художественным творчеством в детстве  в больше степени являются профилактикой против всех социальных зол, проблем. Ваша точка зрения?

Все-таки мир, в котором мы живем, достаточно жесток. И посмотрите, кто из тех, кто попадал в самые сложные жизненные ситуации, например, Солженицын или Наталия Ильинична Сац не потеряли веры в свою Родину, несмотря на все перенесенное. Искусство, которое несет высокие идеи, высокие чувства, высокие устремления и в самых сложных ситуациях помогало выстоять, несмотря ни на что не только им. И наоборот, люди, которые с детства были нацелены только на телесное благополучие оказывались, как не странно, более уязвимыми.

Что  Вы хотели порекомендовать родителям?

Я хотела бы родителям пожелать счастья, которое заключается в общении, в созвучии с интересами детей.  Да, конечно, дети взрослеют, у них появляются свои интересы, расширяется сфера общения. Но все-таки если радость и необходимость общения с самыми дорогими с детства людьми  — папой, мамой, дедушкой, бабушкой уже с самого раннего возраста стало потребностью, нить не прервется. И какое это счастье, когда двадцатилетний сын или дочь самым сокровенным стремится поделиться именно с мамой или отцом и верит, что именно они его поймут и дадут самый мудрый совет. Но это тоже закладывается с детства. А искусство очень часто служит как бы мостиком, помогающим наладить общение даже между очень разными людьми.

Источник: http://f-mt.ru/roksana-saz

Потребность ребёнка в приятии

Мы продолжаем публиковать выдержки из книги Джеральда Ньюмарка “Как воспитать эмоционально здорового ребенка”, в которой он рассматривает пять основных потребностей детей. О первых двух (потребности в уважении и потребности ощущать собственную значимость) мы уже рассказали. Сегодня речь о потребности принятия.

2018 03 12 newmark3

Ребенку нужно, чтобы в нем видели самодостаточную уникальную личность, а не просто копию родителей, которую необходимо подогнать под родительские стандарты идеального сына или дочери.

Это означает, что дети вправе иметь свои суждения, свои чувства, желания и представления о мире. Мы должны признать, что чувства не плохи и не хороши – они просто существуют. Принимать – не значит одобрять, соглашаться или проявлять свое снисхождение. Принимать чувства ребенка – это значит признавать, что дети, как и все люди, наделены своими чувствами и что эти чувства не надо подавлять, не надо их бояться – их надо принимать, понимать и обсуждать, при необходимости совместно с ребенком работая над их развитием.

Если детские чувства и эмоции подавляются или опошляются, ребенок может разувериться в себе и замкнуться. Если мы откажемся прислушиваться к его переживаниям, ребенок будет тихо терзаться, а потом выплеснет наболевшее, совершив какой-то неадекватный или нехороший поступок. Кроме того, в трудной ситуации такой ребенок вряд ли спросит нашего совета.

Поспешная реакция – эмоциональность

На семинаре для подростков восемнадцатилетний ученик выпускного класса рассказал, как однажды упрашивал отца отпустить его ночью после выпускного вечера на пляж – ребятам не хотелось сразу расходиться по домам. «Ты что, с ума сошел! – воскликнул отец. — Разве не знаешь, как опасно в Лос-Анджелесе ночью?» «Это даже не обсуждается», – поддержала отца мать. По словам выпускника, родители вышли из комнаты, не дав ему и слова сказать.

Вполне понятно, что эмоциональная реакция родителей объясняется страхом за сына, – они боялись, что парень окажется в опасной, по их мнению, ситуации. Этот страх хорошо знаком многим родителям. Но плохо то, что реагировали они так, словно сын поставил их перед уже свершившимся фактом, а не обратился с просьбой. В их резко негативном ответе не улавливается и тени заботы о чувствах юноши, о том, какое влияние окажет на него смысл и форма отказа. Риторическое восклицание «Ты что, с ума сошел!» наводит на мысль о том, что человек, желающий пойти ночью с друзьями на пляж, не вполне вменяем.

Родители, признающие за ребенком право иметь свои желания и не потерявшие голову от страха, ведут себя несколько иначе. Например, так: «Пожалуй, это было бы интересно, но у меня есть некоторые сомнения – на ночных улицах так опасно, что, если бы ты туда пошел, я бы просто сошел с ума. Давай мы вместе всё обдумаем, а потом еще раз это обсудим«. Приняв желание ребенка как факт, мы поможем ему избежать дальнейшего разочарования. Если к эмоциям детей относиться более внимательно, то вероятность найти мирное решение резко возрастает: либо родительские страхи идут на убыль, либо ребенок соглашается на альтернативный вариант.

Из-за страха родители часто путают возможность с неизбежностью. Мы часто ведем себя так, словно какое-то событие не просто возможно, а прямо-таки вот-вот случится. Родителям следует четко разграничивать эти два понятия. А если осознать, что многие наши страхи попросту надуманы, то можно будет чаще говорить «да» и при этом меньше волноваться.

Подавление эмоций

Мы часто делаем детям медвежью услугу, пытаясь избавить их от их же эмоций. Ребенок расстроен тем, что его друг на него «дуется», а родители говорят ему: «Не валяй дурака, он не стоит того, чтобы о нем думать. В конце концов, у тебя много других приятелей». Настроение у ребенка портится еще больше: во-первых, друг на него все еще сердится, а во-вторых, родители считают, что расстраиваться из-за этого – значит «валять дурака». Возможно, намерения у родителей самые чистые – они не хотят, чтобы их сын или дочь мучились; иногда родителей тревожит чрезмерная чувствительность ребенка. И отец с матерью стараются все исправить, наладить, избавить ребенка от мучений – это ведь прямая обязанность родителей, разве нет?

Но результат получается отрицательный. Слова «не валяй дурака» не утешают и ничего не проясняют. Возможно, конечно, они намекают на то, что глупо расстраиваться, когда случается какая-то неприятность. Во всяком случае, ребенок смущается еще больше. К тому же подобные реплики мешают развитию диалога и лишают детей возможности разобраться в своих чувствах, чтобы принять какое-то позитивное решение.

Если отец и мать понимают, что сами по себе чувства — это не плохо и не хорошо и что ребенок имеет право на собственные эмоции, они никогда не станут отговаривать детей от их чувств. Они могут сказать, например, такое: «Наверное, очень неприятно сознавать, что хороший друг на тебя сердится«. Родитель также может отождествить себя с ребенком, вспомнив похожую ситуацию из собственного опыта. Главный вывод в таком случае: грусть – это вполне нормальное чувство. Детские страдания к тому же часто бывают весьма непродолжительными — ребенок может успокоиться довольно быстро, даже если родители и ничего ему не скажут.

Родители далеко не всегда должны задавать вопросы, видя, что их дитя чем-то опечалено. Чтобы утешиться, ребенку нередко достаточно одного только родительского присутствия. Если же плохое настроение длится долго и негативно отражается на всей жизни сына или дочери, родители могут помочь детям разобраться в их чувствах и вместе обдумать, что можно сделать. Это будет намного лучше, чем то, что ребенок будет стыдиться своих эмоций, скрывать их, «переплавляя» в агрессивность или иной негатив.

Неумолчная критика

Чрезмерная критика, постоянные замечания со стороны родителей – еще один фактор, мешающий ребенку почувствовать, что его принимают таким, какой он есть. Наиболее вероятными реакциями ребенка на постоянные замечания будут: заниженная самооценка, игнорирование критики, ощущение собственного фиаско. Ребенок может решить: «Что толку стараться – всё-равно не угодишь».

А одна ученица начальной школы сказала буквально следующее: «Если ты ведёшь себя хорошо, учительница в твою сторону даже не смотрит. А как только начинаешь шалить, она часами с тобой возится». На многое лучше смотреть «сквозь пальцы». «Не волнуйтесь по пустякам» – это популярное среди бизнесменов выражение вполне применимо и к отношениям детей и родителей.

Акцент на позитиве

Нужно подчеркивать в ребенке все хорошее – хвалить его и даже выискивать, за что его можно поблагодарить. Главной идеей бестселлера для менеджеров «The One Minute Manager», написанного Кеннетом Блейчардом и Спенсером Джонсоном, является мысль о том, что нужно «ловить людей на каком-то хорошем деле и хвалить их». Мы отлично умеем заставать людей, особенно детей, за какими-то плохими занятиями – давайте же попробуем сместить акценты. Дети особенно сильно нуждаются в похвалах, а не в порицании. При желании мы обязательно найдем то, за что ребенка можно похвалить. И чем больше мы будем его хвалить, тем больше у нас будет для этого поводов. А если все же приходится делать замечание, говорите о поведении ребенка, а не о нем самом. Научитесь отказывать с любовью, а не с гневом. Например, вместо фразы «Ты что, с ума сошел!» скажите: «Да, ночь на побережье — это здорово. Но я бы места не находил от волнения, если бы ты туда пошел; прости, очень не хочется тебя разочаровывать«.

Резюме

Принимать детей – значит слушать их, стараться понять и признавать за ними право на собственное мнение, свои чувства, желания и представления. Если же родители всем своим видом дают понять, что дети не вправе о чем-то думать и что-то чувствовать, то тем самым они словно намекают, что их дети не вполне нормальны. Дети, скорее всего, не станут слушать таких родителей, и никакого позитивного воздействия на их поведение оказать уже не удастся.

Приятие не означает вседозволенность. Я не призываю вас разрешать ребенку делать все, что ему вздумается. Наоборот, все вредное и опасное следует пресекать. Приятие ребенка таким, какой он есть, поможет вам устранить враждебность в ваших отношениях и исключить саму возможность борьбы за власть. Воспринимайте вашего малыша как личность и обращайтесь с ним соответственно. Отдавайте должное его достижениям; не волнуйтесь по пустякам; акцентируйте внимание на позитивных моментах; когда нужно сказать «нет», делайте это с любовью к ребенку. Не позволяйте страху взять над вами верх и играть в ваших отношениях «первую скрипку».

И помните: если что-то может произойти, то это вовсе не означает, что данное событие произойдет непременно. Это несколько разные понятия.

из книги Дж. Ньюмарка «Как воспитать эмоционально здоровых детей», изд. «София», 2008 г., стр. 36-42

О пользе хорового пения

penie-v-horeГолос в России — это основной музыкальный инструмент.
Виктор Сергеевич Попов, дирижер, народный артист СССР
Идите в хоры и обретёте гармонию!
Роберт Шоу Лаусон, американский дирижёр

Хоровое пение существует в России издавна, оно присуще человеку, как часть жизни. Люди пели за работой – когда сеяли и убирали урожай, шили и вязали… Пели за столом, в моменты отдыха и в праздник, во время богослужения и в походе. Во время торжеств все пели огромным хором, даже цари пели в хоре.

Пела вся Россия. Пели хором бурлаки и плотники, студенты и учёные, пели на заводах и фабриках, в университетах и дворцах, в городе и деревне, пели везде.

«Путешественники единодушно рассказывали не только о том, как много, но и как замечательно пели русские. Страна, казалось, была наполнена мелодиями. В России пели, когда ехали на лошадях, гребли на лодках, продавали товары на улицах, работали в поле или просто отдыхали» — пишет Сюзанна Масси1.

Хоровое пение объединяет людей, даёт им душевный подъём и чувство братского согласия. Когда голоса сливаются в унисоне или сложных гармонических аккордах, человек чувствует, что он не одинок, что все люди – братья, что родство со всей вселенной – не пустые слова.

«В самых пафосных эпизодах развития того или иного народа, нации, всей человеческой культуры в целом на первое место выступает хор «а капелла» — говорит Юрий Анатольевич Евграфов, профессор Московской консерватории.

Печаль и горе, радость и надежда, вера и счастье изливаются из человеческой души, находя выход в хоровом пении.

Хор – как инструмент со многими голосами, он может выразить еле слышное эхо человеческих переживаний, ликование победы или величие бессмертной человеческой души.

«Хор  – это прообраз идеального общества, основанного на едином устремлении и слаженном дыхании, общества, в котором важно услышать другого, прислушаться друг к другу, общества, в котором индивидуальность не подавляется, но раскрывается в полной мере».

Георгий Александрович Струве

Выступления самых маленьких учеников Интеркласса!

 

Happy Women's Day!

Happy Women's day

Потребность ребёнка в уважении

respectДетям необходимо чувствовать, что их уважают. Поэтому отношение к ним должно быть самым внимательным, обращение – вежливым и обходительным. Детям нужно, чтобы их ценили и видели в них полноценных людей, а не “довесок” к родителям, которым можно помыкать по собственному усмотрению. Детям необходимо, чтобы их уважали как независимых личностей, обладающих собственной волей и желаниями.

Если обращаться с ребенком без должного уважения, его самооценка будет резко снижаться, он будет вызывающе держаться с окружающими. В конечном счете он совсем отобьется от рук. Дети, чьи родители относятся к ним как к существам второго сорта, часто просто-таки уверены, что с ними что-то не так, – нередко это становится их подсознательным убеждением.

К детям необходимо относиться с тем же уважением, которого требуем и мы сами. Например, фразу «Извини, солнышко, сейчас у меня нет ни одной свободной минутки» сказать так же легко, как и фразу «Прекрати меня дергать! Не видишь – я занят?». Первая отнимет у вас не больше времени, чем вторая. Но на ребенка эти фразы подействуют совершенно по-разному. Обычная вежливость способна порой произвести сильнейшее впечатление.

Для ребенка – даже для подростка, который делает вид, что ему все безразлично, – на самом деле важно буквально всё: мнения его родителей, их отношение ко всем и вся, их поступки.

Неделикатность, грубость, невнимательное обхождение со стороны взрослых часто бывают результатом нашей неосмотрительности. Мы забываем, что у детей те же потребности, что и у взрослых, и не задумываемся, как влияет на ребят то, что и как мы говорим.

Если относиться к ребенку уважительно, у него будет прекрасное настроение и, скорее всего, ваш малыш и сам станет почтительно обходиться с другими людьми – в том числе, и со своими собственными детьми со временем.

Попробую привести примеры того, как родители могут совершенствовать свое отношение к детям.

Грубость, невежливость

Однажды я наблюдал за тем, как один мой друг беседовал со своим восьмилетним сыном. Мальчик что-то увлеченно рассказывал отцу, но вдруг зазвонил телефон, отец встал и, не сказав сыну ни слова, поднял трубку и завел долгий разговор. Когда парнишка подошел к нему и попытался продолжить свой рассказ, отец нахмурился и сделал ему замечание: «Веди себя вежливо! Ты что, не видишь – я разговариваю!»

Спрашивается, кто в данной ситуации вел себя невежливо?

А что, если бы, услышав телефонный звонок, отец сказал мальчику: «Извини, Бобби, дай-ка узнаю, кто это звонит. Я сейчас вернусь». А если бы он сказал абоненту: «Прошу прощения, я скоро перезвоню. Сейчас я разговариваю с сыном»? Это была бы не просто дань уважению – подумайте только, какой значительной личностью почувствовал бы себя мальчик.

Однажды у меня на работе что-то не заладилось. Раздосадованный, я ушел домой раньше обычного. Мой сын уже вернулся со школы, он сидел за столом на кухне и ел кукурузные хлопья с молоком. Дверца холодильника была распахнута настежь. Я стал выговаривать сыну, называя его растяпой и напирая на то, что еда быстро портится в раскрытом холодильнике и что мы не можем позволять себе такие траты. И тут мой Дэвид расплакался. «Почему ты ревешь?» – заорал я. «Я же нечаянно, а ты кричишь на меня, как будто я злодей», – ответил он. «Ой-ой, ребеночек, можно подумать!..» –воскликнул я и выскочил на улицу.

Чтобы поостыть, я немного прошелся по городу. И постепенно до меня стало доходить, что моя реакция неадекватна случившемуся и что причина вспышки – вовсе не сын и не холодильник, а моё собственное плохое настроение и проблемы на работе. Я вел себя, в сущности, так, будто каждый вечер, перед тем как лечь спать, мой мальчик заново составлял список «десять способов довести папу до белого каления». Конечно, Дэвид не специально оставил холодильник открытым, но я разговаривал и вел себя так, будто мальчик совершил серьезный проступок. Я обошелся с ним, мягко говоря, неуважительно. Осознав это, я вернулся домой и попросил у сына прощения.

Ложь

Ложь – это еще одна разновидность неуважительного отношения. Неправда убивает детское доверие. Мы словно даем нашим детям понять: это нормально, что в разговоре с младшими взрослые могут соврать.

Все начинается с мелочей. Например, вы говорите ребенку: «Это для твоей же пользы», хотя прекрасно знаете, что в первую очередь — это для вашего удобства. Или же даете обещание и не выполняете его, пытаетесь как-то выкрутиться. Поступая подобным образом, мы мешаем своему ребенку понять самую суть лжи. Позже, наказывая его за вранье, мы усугубляем ситуацию еще больше.

На подсознательном уровне эмоциональное напряжение ребенка может достигать огромного накала: он ведь хочет, чтобы отец с матерью были воплощениями добродетели, и в то же время видит и чувствует их неискренность. Когда мы становимся старше и начинаем осознавать, что родители –обыкновенные люди, способные ошибаться и имеющие свои недостатки, – это часто вызывает у нас удивление и даже тревогу.

При общении с детьми – особенно с детьми! – честность – это лучшее, что можно придумать.

Унижения

Если ребенок ошибается или не слушается, и мы в ответ начинаем обзывать его грубыми словами («тупица», «дурак», «лентяй», «жадина», «эгоист» и т. д.) или еще как-либо унижать словом, интонацией или действием, то мы ведем себя в высшей степени неуважительно. Родители должны стремиться к тому, чтобы понять причины неблаговидных поступков сына или дочери и помочь им вести себя подобающим образом.

Неуместный или чрезмерный гнев, раздражение или насмешки родителей провоцируют ребенка защищать свою позицию изо всех сил — например, отвечать тем же. Эффективность подобных родительских замечаний стремится к нулю. Например, если старшекласснику, не слишком добросовестно относящемуся к учебе, насмешливо сказать, что после школы ему придется устроиться на должность посудомойки, «так как ни на что другое без диплома колледжа ты не сгодишься», – это будет и грубо, и неэффективно. И если девочке-подростку заявить, что в таком платье и с таким макияжем она похожа на путану, то в будущем она вряд ли станет с вами в чем-либо советоваться.

Пренебрежение: «слушать вполуха»

Каждый раз, когда мы не слушаем наших детей, отвлекаемся, не уделяем им внимания и даже игнорируем, мы демонстрируем тем самым свое неуважительное к ним отношение. Например, ребенок что-то нам говорит, а мы ему не отвечаем или меняем тему разговора, никак не реагируя на сказанное. Или частенько прерываем малыша на полуслове и нагружаем его какими-то заданиями. Когда наш друг или родственник спрашивает ребенка: «Как у тебя дела в школе, Энни?», мы тут же вклиниваемся, отвечая вместо Энни. В каждом из этих случаев мы поступаем неуважительно.

Резюме

Если мы хотим, чтобы наши дети уважали себя и других, то мы сами должны быть с ними вежливы, внимательны и уважительны. Нам следует избегать насмешек, унижений, криков: раздражительность и гневливость следует свести к минимуму. Нужно прекратить лгать, научиться больше слушать и меньше говорить. Нельзя воспринимать детей как неодушевленные предметы, которыми следует управлять и манипулировать, — в детях нужно видеть полноценных личностей.

Родителям надо поменьше командовать и побольше советовать. Необходимо также приучить себя говорить «пожалуйста», «спасибо» и «прошу прощения» – да, даже своим детям. Следует помнить, что у детей тоже есть чувства, и то, как говорить, иногда бывает даже более важно, чем что говорить.

Это вовсе не означает, что мы с вами должны превратиться в святых или что к детям нельзя предъявлять никаких требований. Но если родитель понимает, что его дети нуждаются в уважении, и хорошо представляет себе, какими должны быть эти уважительные отношения, то такой родитель будет продолжать развиваться и пользу от этого получат как его дети, так и он сам.

из книги Дж. Ньюмарка «Как воспитать эмоционально здоровых детей», изд. «София», 2008 г., стр. 24-30

Как воспитать ребёнка

воспитаниеМожно ли наказывать ребенка, и если можно, то как? Начнем с того, что наказывать ребенка всегда неприятно. Приходится вызывать на себя «огонь» его недовольства, обиды и даже гнева. Мирные отношения портятся. Он тебя «больше не любит», в его глазах «ты плохой», «обидчик», «желаешь ему зла».

Разные позиции

Некоторые родители не выдерживают роли «недруга» и вообще не хотят доставлять ребенку неприятности. Они предпочитают путь увещеваний и объяснений. В крайнем случае следуют угрозы, которые, как правило, не выполняются. Короче говоря, они хотят воспитывать ребенка, не огорчая его. Это установка мягких родителей. Ее можно понять, но, к сожалению, во многих случаях она себя не оправдывает: рано или поздно ребенок начинает выходить из берегов, и родитель не знает, что с ним делать.

Противоположную позицию занимают жесткие, авторитарные родители. Они считают, что с ребенком не следует церемониться, его надо наказывать, а иногда и как следует — «чтобы знал!». Такие родители требуют подчинения, пользуясь своей силой и властью. Это часто приводит к озлоблению ребенка, а порой и к еще большему непослушанию.

Бывает, что в семье родители занимают разные и даже противоположные позиции, которые мы только что описали.

Мне пришлось наблюдать одну такую семью. Отец — мягкий, чувствительный человек, мать — решительная энергичная женщина. Дочке четыре года. Делает что хочет — не слушается, не подчиняется никаким просьбам и приказам. Любое обычное действие — ложиться спать, вставать, садиться за стол, собираться гулять — проходит со скандалами. В магазине и на улице может устроить сцену. Дома в гневе ложится на пол и колотит руками и ногами. Сбрасывает еду со стола (может вместе с тарелкой!). Ломает игрушки и вещи. Папа пытается ей все объяснять, активно слушать, посылать Я-сообщения (прочитал книжку). Мама — за решительные действия: запирает девочку в туалете (в углу она не стоит), та кричит, что есть силы, колотит в дверь ногами…

Некоторые тревожные сигналы появились еще два года назад: чем бы ни был занят родитель (ел, разговаривал), дочка тянула его за руку, требовала с ней играть, иначе поднимала крик (папа всему подчинялся). За столом она лезла руками в тарелку родителя (позволялось, так как ребенок, слава богу, хоть что-то съедал). На улице шла куда хотела, а не куда ей предлагали. При укладывании спать кричала по 30–40 минут, не желая оставаться в кроватке, при этом мама не подпускала папу (без мамы же папа переносил ее на диван).

Видно, что со временем проблемы усугубились. В семье, помимо ошибочного подхода каждого родителя, не соблюдалось еще одно важное правило: согласие между взрослыми в требованиях к ребенку. И уж совсем не было согласия по поводу его наказания.

Итак, вернемся к вопросу: можно ли наказывать ребенка и как?

Смысл наказания

Прежде всего, важно обсудить, в чем родители видят смысл наказания и «механизм» его действия.

Начнем с ошибочного взгляда. Очень распространено мнение, что наказание нужно для того, чтобы вызвать отрицательную эмоцию (боль, обиду, страх). Тогда случай запомнится, и ребенок впредь не будет себя так вести. А если будет, то наказание надо усилить.

Эта точка зрения пустила глубокие корни в сознании людей и в практике воспитания. К сожалению, иногда ее подтверждают «научно», ссылаясь на теорию условных рефлексов, в которой говорится о необходимости «подкрепления» (в том числе отрицательного) для научения.

Но поведение человека — не набор рефлексов, а воспитание — не их выработка. Может ли наказание человека исправить его поведение? Конечно, нет! Достаточно посмотреть на этот вопрос совсем широко и обратить внимание на результаты пребывания людей в колониях и тюрьмах. Называть эти учреждения «исправительными» все равно, что черное называть белым.

Но не будем уходить так далеко. Вернемся к исправлениям ребенка. Бывает, что под страхом наказания он действительно перестает делать то, что ему запрещено. Однако чаще он подстраивается или маскируется — делает вид, что послушался, то есть идет на обман. Бывает, что он ведет себя «правильно» при одном родителе и распускается при другом. Типичный пример можно было видеть в одной семье.

Старший мальчик девяти лет постоянно задирает и обижает шестилетнюю сестру. Это при матери. С приходом отца атмосфера резко меняется: сын становится «как шелковый». Больше того, как не без гордости сообщает отец, при его появлении сына начинает «трясти». Примерно раз в неделю отец порет мальчика ремнем. Он уверен, что это очень правильная мера, именно поэтому сын его боится, «а без страха не может быть дисциплины».

Большую часть дня дети проводят с матерью. При ней сын не только продолжает обижать сестру, но и делает многие другие недозволенные вещи — грубит, устраивает беспорядок, не делает уроки. Что еще хуже, последний год появились серьезные проблемы в школе: мальчик стал очень агрессивным. Учителя и родители других детей стали требовать «убрать» его из класса. И тогда родители пошли на крутую меру: сдали мальчика в интернат на пятидневку.

Каждый понедельник он с криком и мольбами, уцепившись за ручку двери, просит, чтобы его не отвозили в интернат. Но вера родителей в «выработку рефлексов» настолько прочна, что такая форма «воспитания» продолжается целый год!

Теперь мы обратимся к другой, более правильной точке зрения на наказание. Согласно ей, наказание — это прежде всего сигнал о нарушении правила, нормы или установленного порядка. Смысл его — сделать более весомыми слова взрослого, подчеркнуть их серьезность. Ведь дети слишком легко пропускают слова родителей мимо ушей, особенно когда им что-то не нравится. Хотя наказание может огорчить ребенка, дело не в том, чтобы его обидеть, расстроить или напугать, а в том, чтобы дать ему возможность задуматься над проступком, понять, что именно он нарушил и почему это плохо.

Такой взгляд на роль наказания предполагает установку на воспитание сознания и личности ребенка, а не на исправление его внешнего поведения. Стоит еще раз подчеркнуть, что при таком подходе родитель оказывается в позиции проводника и защитника жизненного правила или моральной ценности, а не фигуры, диктующей свою волю. Это должно выражаться и в соответствующих словах: «В нашей семье это не принято…», «У нас такой порядок…», «Так надо…». Заметьте, что в этих фразах отсутствует «Я» родителя («Я сказал…», «Я требую…»). Они, так сказать, безличны и воспринимаются не как диктат взрослого, а просто как должное (вспомним рассказ П. Флоренского о своей семье в первой части книги).

«Понимаю, но не могу!»

Родители часто говорят: «В умных книжках много написано, как правильно воспитывать ребенка. Все это звучит очень хорошо, но мне это не помогает. Не получается применять на практике. Как же мне не срываться, когда он меня не слушается, а иногда и как будто специально выводит из себя? Кончается тем, что я ему наподдаю!».

Конечно, родителям трудно научиться разумно себя вести. Ведь приходится иметь дело не только с капризным или непослушным ребенком, но и со своими собственными эмоциями. А родитель ведь тоже человек, а не «железный Феликс» и не «железная леди»! Давайте скажем несколько слов о наших эмоциях, а потом посмотрим на практическую сторону дела.

Негативные эмоции у нас возникают и будут возникать, и мы ничего с этим поделать не можем. Больше того, человек имеет на них право, так как для появления эмоций всегда есть, по крайней мере, субъективные, а то и объективные основания. Другой вопрос — что мы с ними делаем дальше. Ведь эмоция, как правило, переходит в поведение, и в этот момент — момент этого «перехода» — у нас есть разные возможности.

Мы можем «дать ход» своему возмущению и резко отреагировать; можем затормозить любое действие и обиженно замолчать; можем подумать о состоянии того, кто явился причиной переживания; можем постараться посмотреть на все со стороны и попытаться оценить смысл случившегося. Весь этот набор реакций и переживаний более или менее знаком каждому. Главное — помнить, что у нас есть выбор — выбор в пункте «продолжения» эмоции. А выбор этот, в свою очередь, зависит и от желания, и от общей установки, и от понимания близких и отдаленных следствий наших реакций, и от многого другого.

Короче говоря, каждая наша эмоция дает нам шанс, а то и требует включения более широких функций нашей психики — сознания, чувства ответственности, мышления, опыта. Что же может нам помочь в разумном выборе реакции на непослушание ребенка?

Разные пути

Как всегда, единого и общего рецепта нет, но есть надежда, что могут помочь успешные примеры родителей, которым удавалось решать задачу «правильного наказания». Начну со случая, который мне довелось наблюдать лично.

Две дочки моих друзей (двух и четырех лет) играли и что-то не поделили. Старшая грубо толкнула сестру, и та заплакала. Все произошло на глазах родителей, которые собирались на концерт.

ОТЕЦ (твердо, обращаясь к старшей). Аня, попроси у Саши прощения.

АНЯ (сердито). Не буду!

ОТЕЦ (садится на диван). Подойди ко мне (берет Аню за руки, смотрит в глаза и медленно повторяет). Подойди к Саше и скажи: «Извини меня, пожалуйста».

АНЯ (смотрит исподлобья). Не хочу!

ОТЕЦ. Тогда пойди в другую комнату и побудь там, пока не успокоишься и не будешь готова извиниться.

Девочка уходит, закрывает за собой дверь. Наступает напряженное ожидание. До выхода на концерт остается совсем немного. Но не похоже, что родители настроены уходить.

«Как вы думаете, сколько она может там просидеть?» — спрашиваю я. «Никто не знает, — отвечает отец. — Может быть, пять минут, а может быть, и сорок!»

К счастью, довольно скоро дверь открывается, Аня выходит, подходит к сестре и спокойно произносит: «Саша, извини меня, пожалуйста».

Эта, казалось бы, незначительная, сцена произошла тридцать лет назад, а помнится до сих пор. Впечатление произвело то, как отец деликатно и искусно помог девочке усвоить урок вежливости, а заодно и овладеть собственным поведением. Здесь каждая деталь имела значение: быстрая, но спокойная реакция на проступок; разъяснение, что надо сделать (а не критика: «Почему ты…?!», «Опять ты…!»); овладение вниманием девочки (берет за руки, смотрит в глаза); наконец, слова наказания — в них прозвучала вера родителя, что девочка способна подумать и взять себя в руки.

Обратимся к другим примерам родительских «наказаний». Беру последнее слово в кавычки, так как возникает вопрос: насколько это были действительно наказания?

На этот раз речь идет о проблеме с подростком.

Лена пятнадцати лет отправляется в летний лагерь на море, и родители дают ей с собой деньги. Из опыта прошлого года известно, что в лагере бывают экскурсии и во время них платные развлечения. В прошлом году пришлось даже срочно досылать деньги, так как Лена попросила у другой девочки деньги взаймы на какой-то аттракцион. В этом году не без труда денег выделили больше и попросили дочь тратить их аккуратно.

Через две недели раздается звонок, и Лена сообщает, что денег больше нет ни на что — не может заплатить за телефон, не может ехать на экскурсию — пришлите еще! Родители отказывают, замечая ей, что выпрашивание и легкая трата денег случается уже не первый раз. Дочь настаивает, жалуется, требует, но родители отказывают. Лена обижена, родители расстроены тем, что их собственный ребенок проявляет безответственность и неуважение к деньгам, которые даются им совсем не легко.

По возвращении из лагеря девочка ходит обиженная, родители ведут себя сдержанно, но отстраненно. В конце концов все чувствуют, что трудно продолжать «холодную войну», происходит разговор.

ЛЕНА. Почему вы стали ко мне так плохо относиться?

МАТЬ. Может быть, у тебя есть какие-нибудь предположения насчет этого? Хотелось бы тебя послушать.

ЛЕНА. Если говорить про лагерь, то у всех были деньги и все тратили!

МАТЬ. Все тратили. И тебе хотелось быть как все. В то же время, мы с тобой договорились, что денег дали тебе немало, и чтобы ты тратила их осмотрительно. Что касается других детей, то мы не знаем, как эти деньги достались им и их родителям. Главное, что я хочу сказать, — лично мне было обидно. Я тебе объяснила, что деньги у нас далеко не лишние, и просила тратить их аккуратно. Я даже подумала сейчас, как приятно было бы, если бы ты привезла немного денег назад, сэкономив на каком-нибудь развлечении.

ЛЕНА. Но вы мне всегда раньше давали. Я же имею право на карманные деньги!

ОТЕЦ. Да, раньше давали. Знаешь, когда ребенок маленький, его хочется баловать. Это так приятно, побаловать маленького ребенка, купить что-нибудь вкусное или новую игрушку. Но ребенок растет, и начинаешь задумываться, что́ своим отношением ты с ним делаешь, и как он сам реагирует на твои подарки. И вот оказывается, что он привыкает только «брать», что он слышит только свои желания, не очень считается с другими, не думает, как на других отзываются его действия. И тогда пропадает желание его баловать. Больше того, начинаешь понимать, что своим отношением ты приносишь ему вред! А я не хочу этого. Ты мне далеко не безразлична, и я о тебе забочусь.

Поэтому больше не хочу тебя баловать. Мы с мамой решили больше не давать тебе лишних карманных денег. Нам казалось, что они нужны, чтобы ты научилась их ценить и разумно тратить. Но этого, к сожалению, пока не случилось. Хочу еще раз повторить, что мы беспокоимся о тебе и поэтому вынуждены тебе отказывать в том, что, как нам кажется, работает против тебя.

МАТЬ. Папа и я говорили долго. Может быть, ты хочешь что-нибудь сказать? Мы ответили на твой вопрос?

ЛЕНА (которая за это время уже успела и поплакать, и вытереть слезы). Да, поняла. Вам не нравится мое поведение, когда я бываю эгоисткой. Я подумаю.

После разговора участники беседы почувствовали облегчение и поняли, что разговор был нужен. Вечером после ужина Лена спохватилась: «Ой, мама, я не успела помочь тебе убрать со стола, прости!».

Как мы видим, проблема Лены и ее родителей — более серьезная, чем просто эмоциональная вспышка маленького ребенка. Это уже подросток, от которого справедливо ожидать уважения к деньгам, заработанным родителями, внимания к их просьбам и вообще ответственного поведения. Тем более что родители идут навстречу ее желаниям и просьбам, насколько могут себе позволить.

Из чего же в этой истории состояло «наказание»? Родители отказались послать деньги, пересмотрели вопрос о карманных деньгах, наконец были холодно сдержанны до начала разговора. Между прочим, последнее иногда переживается сильнее прямых наказаний. Не слышим ли мы порой: «Лучше бы накричал, чем вот так смотреть или проходить мимо!».

В разговоре же родители постарались разъяснить девочке свое понимание и свои чувства. Спросили также о ней. Сказать о своих чувствах и послушать ребенка — очень важно; ведь это базисные навыки общения, которые мы будем обсуждать в третьей части книги. Когда ты говоришь искренне о себе, то проявляешь доверие к ребенку и показываешь, что он близок и дорог тебе. Тем более что отец прямо объяснял отказ заботой о дочке. А слушать ребенка важно для того, чтобы «разговор» не превратился в монолог-нотацию. Остается надеяться, что и Лена, и ее родители сделают из этого случая положительные выводы и останутся друзьями.

Обратимся к еще одному примеру, в котором речь пойдет и о маленьком ребенке, и о нем же, спустя десять лет. Этот пример снова из семейной жизни Милтона Эриксона. Его дочке Кристи в то время два с половиной года.

Однажды в воскресенье мы всей семьей сидели и читали газету. Кристи подошла к матери, схватила газету, скомкала ее и бросила на пол. Мать сказала: «Кристи, это не очень красиво выглядело, подбери газету и верни ее мне. И извинись».

«Я не должна», — сказала Кристи.

Каждый из нас сказал Кристи то же самое и получил такой же ответ. Тогда я попросил жену взять Кристи и отвести ее в спальню. Я улегся на кровать, а жена положила ее рядом со мной. Кристи с презрением смотрела на меня. Она начала выкарабкиваться, но я схватил ее за лодыжку. «Отпусти!» — сказала она.

«Я не должен», — ответил я.

Борьба продолжалась, она брыкалась и боролась. Очень скоро ей удалось высвободить одну лодыжку, но я ухватил ее за другую. Борьба была отчаянной — это было похоже на молчаливую схватку двух гигантов. В конце концов, она поняла, что проиграла, и сказала: «Я подберу газету и отдам ее маме».

Вот тогда и настал главный момент. Я сказал: «Ты не должна». Тогда она, подумав получше, сказала: «Я подберу газету и отдам ее маме. Я извинюсь перед мамой».

«Ты не должна», — вновь сказал я.

Ей пришлось основательно задуматься и поразмышлять: «Я подниму газету, я отдам ее маме, я хочу ее поднять, я хочу попросить прощения».

«Хорошо», — сказал я.

В этой истории много моментов, которые хочется обсудить. Прежде всего заметим, что на отказ девочки извиниться последовала быстрая и решительная реакция отца. Для него слова «Я не должна» означали не только непослушание, но и установку, нежелательную для формирующейся личности ребенка. Этого, как понимал Эриксон, нельзя было оставить без внимания.

Девочка, как и каждый ребенок, нуждалась в помощи опытного родителя, чтобы осознать необходимость соблюдения норм, учета интересов и чувств других. Эта помощь последовала сразу, хотя и в несколько необычной форме. Обращает внимание длительность «схватки»; поражает терпеливость отца, но также и стойкость ребенка. Видно, что происходившее было серьезным делом для обоих.

Заметим, что обязательность правила и запрет на недопустимое поведение отец передает ребенку через физическое действие, ведь девочка еще маленькая, и развернутые словесные объяснения здесь не годятся. Однако его действие не рассчитано на причинение боли, как это обычно бывает при телесных наказаниях. Это акт, который просто ограничивает активность (своеволие) ребенка и показывает силу родителя, его способность взять ситуацию в свои руки.

Дальше отец работает с сознанием девочки. Во-первых, отвечая ее же словами («Я не должен»), он помогает ей увидеть ее поведение как бы со стороны — задача непосильная для сознания двухлетнего ребенка без такой помощи и в то же время необходимая для осмысления своего поступка. Но главный момент, по словам самого Эриксона, наступает после согласия девочки сказать то, что от нее требовали окружающие.

В ответ отец произносит все то же: «Ты не должна»!

Почему? И почему Эриксон расценивает это как «главный момент»?

Ответ, на наш взгляд, заключается в той задаче, которую Эриксон здесь решает. Его цель — не добиться от девочки правильных слов или правильного внешнего поведения. Он хочет помочь ей задуматься и понять, что «правильные слова» не достаточны и что речь идет о чем-то другом, более серьезном.

Ребенок пробует догадаться, добавляет еще несколько слов — и опять тот же ответ отца, который показывает, что он не хочет формального согласия, не хочет принуждать девочку, а надеется на ее самостоятельный вывод. В конце концов, ее слова «хочу» показывают, что ребенку удается почувствовать свою причастность к тому, что стоит за правилами вежливого поведения.

Так ли это? Будет ли она и дальше следовать этическим нормам?

В продолжении того же рассказа М. Эриксон отвечает на этот вопрос.

Десять лет спустя мои две младшие дочери стали кричать на мать. Я подозвал их и сказал: «Постойте-ка в углу. Я не думаю, что это очень здорово так грубить матери. Постойте и подумайте, согласны вы со мной или нет».

«Я могу простоять там хоть всю ночь», — заявила Кристи. Рокси сказала: «Думаю, что неправильно было кричать на маму. Я пойду и извинюсь перед ней».

Я продолжал работать над рукописью. Через час я посмотрел на Кристи. Простоять час — это все равно утомительно. Я отвернулся и продолжал писать еще час. Снова повернулся и сказал: «Кажется, что даже стрелки часов стали двигаться медленнее». Через полчаса я снова повернулся к ней и сказал: «Я думаю, что реплика, которую ты бросила маме, была очень глупой.

И еще глупее было кричать на нее».

Она бросилась ко мне в объятия и, заплакав, сказала: «Я тоже так думаю».

Десять лет без наказаний, продолжает Эриксон, с двух лет до двенадцати. В пятнадцать лет я еще раз наказал ее. И все. Только три раза.

Итак, первого опыта и первого переживания хватило на десять лет, а всего понадобилось «только три раза» за всю жизнь! Можем ли мы принять это за свидетельство правильных и психологически точных действий отца в отношении своего ребенка? Думаю, что да.

Здесь вспоминается очень сходная позиция М. Монтессори. Мы помним, что она страстно призывала не вмешиваться в действия детей, когда те заняты каким-либо делом. В то же время она требовала решительно пресекать любые грубые, невежливые, наносящие вред другим людям поступки. Когда такое случалось, она вмешивалась и показывала,

…с какой безусловной строгостью надо останавливать и подавлять все, чего нельзя делать, чтобы ребенок сумел ясно отличать добро от зла.

Освоение ребенком различия между «добром и злом» Монтессори считала «отправной точкой дисциплины».

Слова «свобода», «самостоятельность», «добро» и одновременно «решительное пресечение», «недопущение», «запрет» не зря звучат в описании позиции многих талантливых воспитателей. Пожалуй, главное в этой позиции — редкое сочетание безусловной твердости и мудрого понимания ребенка.

Общие правила

Нам пора подвести итоги в вопросе о том, как наказывать ребенка. Приведенные примеры содержат большой материал для размышлений. Может случиться, что не всякий способ наказания или наш комментарий к нему вызовет согласие читателей. Некоторые родители могут и, наверное, будут искать свои пути решения этой проблемы. В то же время уверена, что все родители хотят, чтобы избранный ими путь помогал растить воспитанного, эмоционально благополучного и успешного ребенка, а также способствовал сохранению добрых отношений с ним.

Поэтому выделим общие правила того, что нельзя делать и о чем, напротив, надо помнить и делать, если возникло желание наказать ребенка.

— Нельзя пропускать или надолго откладывать наказание. Оно должно следовать сразу за нарушением правила, за грубым или невежливым поведением. При этом не имеет значения возраст ребенка: чем раньше в своей жизни он встретится с безусловностью правила, тем лучше.

— Нельзя делать наказание чрезмерным. Оно — сигнал о важности правила, а не «акт возмездия». Поэтому классические «стояния в углу» или «сидения в дедушкином кресле» вполне подходят.

— Нельзя наказанием унижать ребенка. Это значит, что наказание не должно сопровождаться грубым тоном, недоброжелательной критикой или обзыванием.

— Совершенно недопустимы физические наказания. Они не только унижают, но и ожесточают ребенка. Они ничего не прививают, а, напротив, разрушают отношения с ребенком и тормозят развитие его личности.

— Важно помнить, что смысл наказания — сообщить серьезность и непререкаемость установленных правил. Поэтому надо реагировать на их нарушение, по возможности не пропуская.

— Нужно объяснить ребенку (по возможности кратко) смысл недовольства взрослого и сказать, что конкретно от него ждут.

— Наказание нужно назначать в относительно спокойном доброжелательном тоне.

Будем надеяться, что при соблюдении того, что изложено в этой главе, вопрос о наказании станет для читателей не актуальным. Ведь главная воспитательная сила взрослого — в его авторитете, а последний достигается правильным образом жизни, умением грамотно и бесконфликтно общаться, заботой о развитии собственной личности!

Но если все-таки речь зайдет о наказании всерьез, то это будет сигналом чего-то упущенного или запущенного. Очень хочется пожелать вам спохватиться вовремя!

Современные дети

trag01Наши дети находятся в ужасном эмоциональном состоянии! Более того, за последние 15 лет статистика психических расстройств у детей ужасает:

  • каждый пятый ребёнок имеет расстройства психики;
  • распространённость синдрома дефицита внимания выросла на 43 %;
  • распространённость подростковой депрессии выросла на 37 %;
  • частота самоубийств среди детей 10–14 лет выросла на 200 %.

Что ещё нам нужно, чтобы посмотреть правде в глаза?

Нет, ответ не в улучшении диагностических возможностей!

Нет, они не рождаются такими!

Нет, это не вина школы и системы!

Да, как бы больно нам ни было это признавать, во многих случаях именно МЫ, родители, должны сами помочь своим детям!

В чем проблема?

Современные дети лишены основ здорового детства, таких как:

  • Эмоционально доступные родители.
  • Чётко очерченные границы и наставления.
  • Обязанности.
  • Сбалансированное питание и достаточный сон.
  • Движение и свежий воздух.
  • Творческие игры, общение, свободное времяпровождение.

Вместо этого дети имеют:

  • Отвлечённых родителей.
  • Балующих родителей, которые позволяют детям всё.
  • Ощущение, что им все должны.
  • Несбалансированное питание и недостаточный сон.
  • Сидячий домашний образ жизни.
  • Бесконечную стимуляцию, технологические забавы, мгновенное удовлетворение.

Разве можно воспитать здоровое поколение в таких нездоровых условиях? Конечно нет!

Человеческую природу обмануть невозможно: без родительского воспитания не обойтись! Как мы видим, последствия ужасны. За потерю нормального детства дети расплачиваются утратой эмоционального благополучия.

Что делать?

Если мы хотим, чтобы наши дети выросли счастливыми и здоровыми, нам надо проснуться и вернуться к основам. Ещё не поздно!

Вот что вы должны делать как родитель:

  1. Устанавливайте ограничения и помните, что вы — родитель ребёнка, а не его друг.
  2. Обеспечьте детям то, что им нужно, а не то, что им хочется. Не бойтесь отказывать детям, если их желания расходятся с потребностями.
  3. Давайте здоровую пищу и ограничивайте снеки.
  4. Проводите час в день на природе.
  5. Ежедневно устраивайте семейный ужин без электроники.
  6. Играйте в настольные игры.
  7. Каждый день привлекайте ребёнка к делам (складывать бельё, убирать игрушки, развешивать бельё, разбирать сумки, накрывать на стол и т. д.).
  8. Укладывайте ребёнка спать в одно и то же время, не позволяйте брать в постель гаджеты.
  9. Учите детей ответственности и независимости. Не ограждайте их от мелких неудач. Это учит их преодолевать жизненные препятствия:
  10. Не складывайте и не носите за ребёнка ранец, не приносите ему в школу забытую еду / домашнюю работу, не очищайте банан для 5-летки. Учите их самостоятельно делать всё это.
  11. Научите терпению и дайте возможность свободно проводить время, чтобы у ребёнка была возможность заскучать и проявить свои творческие порывы.
  12. Не окружайте ребёнка постоянными развлечениями.
  13. Не подсовывайте технику как лекарство от скуки.
  14. Не поощряйте использование гаджетов за едой, в машине, в ресторане, в магазине. Пусть мозги ребёнка учатся самостоятельно разгонять «скуку».
  15. Будьте эмоционально доступны, учите детей социальным навыкам.
  16. Не отвлекайтесь на телефон, общаясь с ребёнком.
  17. Научите ребёнка справляться со злобой и раздражением.
  18. Научите ребёнка здороваться, уступать, делиться, сочувствовать, вести себя за столом и в разговоре.
  19. Поддерживайте эмоциональную связь: улыбайтесь, целуйте, щекочите ребёнка, читайте ему, танцуйте, прыгайте и ползайте с ним вместе!

Мы должны изменить своих детей, иначе получим целое поколение на таблетках! Еще не поздно, но времени остается все меньше…

Автор оригинальной статьи Виктория Прудэй, Канада.

Страница 1 из 8812345...102030...Последняя »